Next Page: 10000

          Kyrgyzstan for taxon Pygaulus faasi Shmidt & Simakov, 1953 †      Cache   Translate Page   Web Page Cache   
Distribution "Kyrgyzstan" for taxon Pygaulus faasi Shmidt & Simakov, 1953 † has been added by Andreas Kroh via the MS Access interface on 2017-09-11T08:37:40+00:00
          Враждебный фейсбук, или как юзеры в Кыргызстане становятся "экстремистами"      Cache   Translate Page   Web Page Cache   

В Кыргызстане преследуют за высказывания в сети. "Разжигание вражды" легко найти даже там, где его нет.

С начала 2000-х годов социальные сети стали привычной платформой для единомышленников и массовым инструментом распространения информации и идей. Но быстрое распространение фактов и мнений приносит и неконтролируемый информационный поток. В результате все чаще появляются публикации разрушительного контента – от высказываний ненависти вплоть до открытого разжигания конфликтов на национальной почве. Теперь, когда высказывания в сети находятся под контролем правоохранительных органов, за сказанные слова придется отвечать не только по этическому кодексу, но и по уголовному. А те, кто осуществляет контроль, могут обвинить вас в экстремизме -  без достаточной экспертизы.

"Вонючий, отсталый и унылый совок – архитектура? Кто называет типовую застройку архитектурой ничего не смыслят в архитектуре. Почему бы вам всем любителям совка не свалить в рашку, куда-нибудь в Сибирь, там много унылого говна, нищего и рабского!"

Те, кто осуществляет контроль, могут обвинить вас в экстремизме - без достаточной экспертизы

Именно за такие комментарии в фейсбуке Темирбеку Болотбеку, преподавателю одного из кыргызстанских вузов в Бишкеке, грозит до 7 лет лишения свободы. Написал он их 9 января 2018 года под постом главного редактора кыргызской новостной платформы Kaktus.media Дины Масловой. Журналистка опубликовала фото старого Бишкека, советского города Фрунзе и описала свои детские воспоминания о том, насколько ей было уютно тогда. Публикацию начали бурно обсуждать: одни сравнивали советский период жизни с нынешним, другие спорили о советской архитектуре. 29 февраля Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана выдвинул обвинение в отношении преподавателя по статье 299, части 1 "Возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды" Уголовного кодекса. Статья налагает лишение свободы на срок от 4 до 7 лет.

Темирбек Болотбек. Источник: Facebook.Силовики расценили высказывания Болотбекa экстремистскими, ссылаясь на независимую экспертизу, которую провели филологи бишкекских университетов.

Адвокат обвиняемого Жыргал Бабаев рассказал oDR, что его слова никак не могут быть расценены как враждебные, так как его подзащитный не конкретизировал какую-либо расу, национальность или его слова не были адресованы к группе лиц.

Сам автор комментария жалеет, что вступил в полемику – в беседе с oDR он согласился, что его слова скорее были неэтичными: "Написанный комментарий был эмоциональным, мне, как преподавателю не стоило позволять себе это. Но все-таки, я не нарушал закон, а лишь выразил оценку советской архитектуры, как человек, разбирающийся в ней".

После внимательного прочтения многочисленных комментариев складывается впечатление, что под постом журналистки произошла обычная полемика между так называемыми "пророссийскими" и "прозападными" пользователями соцсетей. Типичные фейсбучные разбирательства на эту тему были актуальными на просторах кыргызского интернет-сегмента в период присоединения Кыргызстана к Евразийскому экономическому союзу (EАЭC). Сторонники присоединения верили в открытие новых рынков для экспорта местной продукции в страны ЕАЭС, облегчения правил пребывания для мигрантов в России, а его противники считали, что границы открываются скорее для импорта некачественных товаров народного потребления, который вытеснит с рынка конкурентоспособный реэкспорт из Китая.

Как хотят, так и трактуют

Темир Болотбек не единственный гражданин Кыргызстана, кого судят за высказывания в сети. В июне прошлого года Нурбек Муктаров был осужден на 4 года в колонии строгого режима по той же статье 299, Первомайским районным судом Бишкека, который расценил комментарии Муктарова на фейсбуке экстремистскими. Из-за того, что все судебные слушания проходили в закрытом режиме, Алтынай Исаева, адвокат Института Медиа Полиси (ИМП), упомянула лишь то, что Муктаров написал комментарии относительно межэтнического конфликта 2010 года на юге страны.

Кыргызские медиа-эксперты обеспокоены тем, что до сих пор нет четких инструкций, которые помогли бы властям разделить обыкновенные высказывания возмущенных пользователей от тех, что могут содержать деструктивный характер. Если слова "валите в рашку" считаются призывом к разжиганию вражды, то скорее всего вместе с Болотбеком должны оказаться еще сотни интернет-пользователей, постоянно публикующие эмоциональные посты.

Исаева, одна из нескольких юристов, занимающихся правовой оценкой медиа-контента, не поддерживает идею заключения под стражу за неоднозначные высказывания. Она убеждена, что власти рискуют давить на свободу слова, гарантированную конституцией, пытаясь бороться с экстремизмом, используя нерабочие или даже заимствованные законы. Исаева обращает внимание на отсутствие в законах конкретных нормативов, которые помогли бы определить, в каких высказываниях есть призыв, а в каких нет – то есть силовики трактуют законы на свое усмотрение. "Почти невозможно четко проследить, есть ли в обоих случаях (Болотбека и Муктарова) призывы к разжиганию межэтнических конфликтов", – обеспокоена юрист.

Власти рискуют давить на свободу слова, гарантированную конституцией, пытаясь бороться с экстремизмом, используя нерабочие или даже заимствованные законы

Директор ИМП Бегаим Усенова тоже уверена, что статья 299 УК КР, по которой судят Болотбека, была заимствована из уголовного кодекса России, но в отличии от нее, в Кыргызстане отменили меру наказания в виде штрафа или принудительных работ, как это рассматривает оригинальный закон. "Под видом "общественной опасности публичного высказывания" к уголовной ответственности может быть привлечен любой гражданин за любое, по сути, высказывание", – говорит она. Усенова акцентирует то, что в России с течением времени эта статья, несмотря на некоторое ужесточение наказания, установила неизменным принцип, предусматривавший расширенный характер санкций, кроме лишения свободы.

Рита Карасартова. Источник: YouTube.Руководитель Института общественного анализа Рита Карасартова также считает, что, пробелы в законодательстве не дают законно бороться с экстремизмом. Если власти продолжат без четких разбирательств отправлять дюжины граждан в тюрьму по 299 статье, то Кыргызстан спешит заработать звание "кузницы" экстремистов:

"Такая бурная деятельность привела к тому, что Кыргызская Республика на международной арене получила имидж страны, где готовятся и куются кадры для экстремистской деятельности. Мы не хотим чтобы так думали о нашей стране и нужно остановить это", – подытожила правозащитница.

К слову, в 2016 году, один из российских СМИ, "Вести", не приводя фактических подтверждений в своем репортаже, назвал Кыргызстан кузницей кадров для ИГИЛ, организации признанной террористической в Кыргызстане и во многих других странах. После бурной реакции кыргызстанцев редакция изменила заголовок своего выпуска.

Несмотря на предупреждения правозащитников о небрежных действиях компетентных служб, пренебрегающих судьбами людей, журналист Кайрат Джапаров придерживается другого мнения и считает действия властей оправданными: "Публикации в социальных сетях получили какое-то влияние, поэтому призывы к религиозной, национальной розни должны быть привлечены к ответственности. Комментаторы пишут такие вещи не от праздности, а для того, чтобы открыть дискуссию по этим темам".

Избирательность системы?

Пока неясно, какие критерии использует ГКНБ при возбуждении уголовного дела по статье о разжигании вражды, но в январе прошлого года преподавательнице кыргызской медицинской академии Таттыгуль Дооталиевой, можно сказать, повезло. ГКНБ вынес предупреждение после ее поста в фейсбуке, который стремительно набрал тысячи озлобленных комментариев. Дооталиева посвятила свой пост гибели 40 граждан в авиакатастрофе возле Бишкека, где она буквально писала, что это "естественный отбор". Под этим она подразумевала, что самолет упал на якобы незаконно построенные дома, принадлежащие мигрантам из южных районов страны, которые, возможно, и заслужили смерть.

После инцидента она была уволена из института, а ГКНБ вызвал Дооталиеву для допроса и публично пригрозил привлечением к уголовной ответственности за "разжигание межрегиональной розни" при повторных аналогичных публикациях по этой теме. Местные медиа-эксперты и в этом случае не нашли никаких призывов: "в ее словах не прослеживается прямого умысла, цели разжигания вражды, нет призывов к совершению действий, как-то разжечь национальную, расовую или религиозную вражду; унизить национальное достоинство; показать превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности". Однако, они расценили ее слова как неэтичные и неприемлемые в моральном отношении.

11 мая 2018 года Комитет ООН по правам человека рекомендовал властям Кыргызстана принять необходимые меры для борьбы с расистским освещением новостей в средствах массовой информации и инцидентами разжигания ненависти, в том числе политиками и другими общественными деятелями: "Некоторые сообщения в средствах массовой информации, а также заявления политиков и общественных деятелей подстрекают ненависть к этническим меньшинствам", – говорится в докладе организации. Комитет предложил ускорить принятие антидискриминационного законодательства и широко распространять его через средства массовой информации.

Как считают эксперты ООН, развитие интернета расширило возможности свободы выражения и одновременно повлияло на распространение националистических высказываний. Но в то же время эксперты обратили внимание на неспособность кыргызских законов различать негативное и незаконное содержание в публикациях. Общественное просвещение играет важную роль в процессе борьбы с расизмом, которое, по мнению Комитета, подрывается властями Кыргызстана, а конституция гарантирует равные политические, социальные и культурные права этнических меньшинств.

Сегодня в кыргызском интернет-сегменте можно заметить попытки подавить некоторые аспекты свободы слова под предлогом общественной угрозы

В самом деле, в социальных сетях нередко всплывают дискуссии, подталкивающие людей на конфликт. Журналист Нарын Айып отметил в интервью кыргызскому "Азаттыку" наличие проявлений национализма в фейсбуке, однако правоохранительные органы предъявили обвинения против журналиста Улугбека Бабакулова за его статью, в которой тот как раз попытался привлечь внимание силовиков на наличие деструктивных сил, активно распространяющих перед годовщиной "Ошских событий" враждебные публикации об отношениях между узбеками и кыргызами, проживающих в городе Оше. Через два месяца, как и в результате апрельской революции 2010 года, к власти пришло временное правительство, а 10 июня в Оше произошло столкновение между этническими кыргызами и узбеками, которое унесло более 400 жизней. ГКНБ посчитал статью Бабакулова разжигающим межэтнический конфликт, впоследствии журналиста тоже привлекли к уголовной ответственности. Сам журналист сейчас вынужден скрываться за границей.

Сейчас Темир Болотбек надеется, что суд его оправдает и обещает себе больше не допускать эмоциональных высказываний в социальных сетях. Когда-то известный на всю страну своими острыми статьями журналист Бабакулов тоже исчез с кыргызского медиа пространства. Получается, что несмотря на наличие второй части 31-й статьи конституции Кыргызской Республики о гарантии свободы слова и выражения, сегодня в кыргызском интернет-сегменте можно заметить попытки подавить некоторые аспекты свободы слова под предлогом общественной угрозы – намеренно или невзначай предпринятыми мерами, силовики служат хорошим инструментом для самоцензуры.

Противоречивые нормативные акты распространены в основном, в странах с неразвитыми судебными и государственными системами и, видимо, решение этой проблемы остается как всегда за активным гражданским обществом.

Все иллюстрации - анастасия викулова


Sideboxes
Rights: 
CC by NC 4.0

          Mountain tourism has a growing demand in Kyrgyzstan      Cache   Translate Page   Web Page Cache   
Globally, there is a growing demand for mountain tourism now. This type of activity comprises 15-20% of the world tourist market and...
          GEORGE D. O’NEILL JR. - For Peace With Putin, End America’s Pointless Wars      Cache   Translate Page   Web Page Cache   

Ignore the establishment: Trump has a huge opportunity at his upcoming summit.



Another excellent article from the American Conservative, this is about half of it. KV.

The upcoming summit between Donald Trump and Vladimir Putin is an overdue opportunity for the American president’s next bold peace initiative. It is time for the U.S. to stop its wasteful wars, and Russia can be a constructive partner to this end.
The mainstream press on both sides of the Atlantic will howl against any agreement between Trump and Putin—no matter what’s in it. So why not take steps that the American public will instinctively understand and that will provide the support for Trump to end America’s failed interventions? Besides what are his opponents going to do? Vilify him for seeking peace and starting the process of healing the many wounds of the wars? The American people are not fooled by false claims that Trump is soft on terrorism; they are aware that U.S. military interventions oftentimes can—and do—fuel terrorism.
President Trump should propose a drawdown of American troops in Afghanistan in exchange for a drawdown of Russian troops in Syria (along with a pledge that America has no interest in reengaging in the Syrian Civil War). This would be consistent with Trump’s oft-stated observation that America’s wars (declared and undeclared) in the Middle East have been a waste.
Trump need not “recognize” the Russian annexation of Crimea but he should assert that a resolution to the situation on the ground in Ukraine is a European matter—to be settled by bilateral negotiations between Russia and Europe.
The American public is not interested in diplomatic and media theater. They know two things to be true: the failing “Trump-Russia collusion” hysteria is proving baseless (and distracting from concerns over economic growth and jobs); and whatever America’s international security interests are in the Middle East, we are all better protected with allies that face similar threats.
Russia has more reason to be concerned over Islamic terrorism than America. Their southern border touches on several Islamic countries: Turkey, Iran, Azerbaijan, Turkmenistan, Kazakhstan, Uzbekistan, Tajikistan, Kyrgyzstan, and Afghanistan. The instability created by America’s misguided military adventures has, for years, been unsettling to Russia. According to a friend who has long studied Russia, America’s post-Cold War military aggression, starting in the Balkans, began the ascension to power of Russian military hardliners who were skeptical of America’s intentions for peace.
Russia has a significantly better understanding of and influence over most of those countries, including Iran. America’s relationship with Iran has long been hostile due to years of interference and mistreatment. The relationship was seriously complicated in 1953 when our CIA and British intelligence overthrew their democratically elected prime minister, Mohammad Mosaddegh, and placed the brutal Shah in power. The Washington keyboard warriors never mention this sad chapter in our history. Imagine how we would feel towards a country that interfered with us to that extent.
How much smarter would it be for Russia to work with its neighbor Iran to limit the civil war in Yemen, than for America to continue to provide military support to Saudi Arabia to perpetuate a colossal human tragedy?
The naysayers ridiculed Trump’s peace initiative with North Korea, and yet his denuclearization and pacification of the Korean Peninsula advances (in contrast to the efforts of four previous American presidential administrations). Given that Trump and Kim could sit together, what stands in the way of progress with Putin?


GEORGE D. O’NEILL JR. - For Peace With Putin, End America’s Pointless



Next Page: 10000

Site Map 2018_01_14
Site Map 2018_01_15
Site Map 2018_01_16
Site Map 2018_01_17
Site Map 2018_01_18
Site Map 2018_01_19
Site Map 2018_01_20
Site Map 2018_01_21
Site Map 2018_01_22
Site Map 2018_01_23
Site Map 2018_01_24
Site Map 2018_01_25
Site Map 2018_01_26
Site Map 2018_01_27
Site Map 2018_01_28
Site Map 2018_01_29
Site Map 2018_01_30
Site Map 2018_01_31
Site Map 2018_02_01
Site Map 2018_02_02
Site Map 2018_02_03
Site Map 2018_02_04
Site Map 2018_02_05
Site Map 2018_02_06
Site Map 2018_02_07
Site Map 2018_02_08
Site Map 2018_02_09
Site Map 2018_02_10
Site Map 2018_02_11
Site Map 2018_02_12
Site Map 2018_02_13
Site Map 2018_02_14
Site Map 2018_02_15
Site Map 2018_02_15
Site Map 2018_02_16
Site Map 2018_02_17
Site Map 2018_02_18
Site Map 2018_02_19
Site Map 2018_02_20
Site Map 2018_02_21
Site Map 2018_02_22
Site Map 2018_02_23
Site Map 2018_02_24
Site Map 2018_02_25
Site Map 2018_02_26
Site Map 2018_02_27
Site Map 2018_02_28
Site Map 2018_03_01
Site Map 2018_03_02
Site Map 2018_03_03
Site Map 2018_03_04
Site Map 2018_03_05
Site Map 2018_03_06
Site Map 2018_03_07
Site Map 2018_03_08
Site Map 2018_03_09
Site Map 2018_03_10
Site Map 2018_03_11
Site Map 2018_03_12
Site Map 2018_03_13
Site Map 2018_03_14
Site Map 2018_03_15
Site Map 2018_03_16
Site Map 2018_03_17
Site Map 2018_03_18
Site Map 2018_03_19
Site Map 2018_03_20
Site Map 2018_03_21
Site Map 2018_03_22
Site Map 2018_03_23
Site Map 2018_03_24
Site Map 2018_03_25
Site Map 2018_03_26
Site Map 2018_03_27
Site Map 2018_03_28
Site Map 2018_03_29
Site Map 2018_03_30
Site Map 2018_03_31
Site Map 2018_04_01
Site Map 2018_04_02
Site Map 2018_04_03
Site Map 2018_04_04
Site Map 2018_04_05
Site Map 2018_04_06
Site Map 2018_04_07
Site Map 2018_04_08
Site Map 2018_04_09
Site Map 2018_04_10
Site Map 2018_04_11
Site Map 2018_04_12
Site Map 2018_04_13
Site Map 2018_04_14
Site Map 2018_04_15
Site Map 2018_04_16
Site Map 2018_04_17
Site Map 2018_04_18
Site Map 2018_04_19
Site Map 2018_04_20
Site Map 2018_04_21
Site Map 2018_04_22
Site Map 2018_04_23
Site Map 2018_04_24
Site Map 2018_04_25
Site Map 2018_04_26
Site Map 2018_04_27
Site Map 2018_04_28
Site Map 2018_04_29
Site Map 2018_04_30
Site Map 2018_05_01
Site Map 2018_05_02
Site Map 2018_05_03
Site Map 2018_05_04
Site Map 2018_05_05
Site Map 2018_05_06
Site Map 2018_05_07
Site Map 2018_05_08
Site Map 2018_05_09
Site Map 2018_05_15
Site Map 2018_05_16
Site Map 2018_05_17
Site Map 2018_05_18
Site Map 2018_05_19
Site Map 2018_05_20
Site Map 2018_05_21
Site Map 2018_05_22
Site Map 2018_05_23
Site Map 2018_05_24
Site Map 2018_05_25
Site Map 2018_05_26
Site Map 2018_05_27
Site Map 2018_05_28
Site Map 2018_05_29
Site Map 2018_05_30
Site Map 2018_05_31
Site Map 2018_06_01
Site Map 2018_06_02
Site Map 2018_06_03
Site Map 2018_06_04
Site Map 2018_06_05
Site Map 2018_06_06
Site Map 2018_06_07
Site Map 2018_06_08
Site Map 2018_06_09
Site Map 2018_06_10
Site Map 2018_06_11
Site Map 2018_06_12
Site Map 2018_06_13
Site Map 2018_06_14
Site Map 2018_06_15
Site Map 2018_06_16
Site Map 2018_06_17
Site Map 2018_06_18
Site Map 2018_06_19
Site Map 2018_06_20
Site Map 2018_06_21
Site Map 2018_06_22
Site Map 2018_06_23
Site Map 2018_06_24
Site Map 2018_06_25
Site Map 2018_06_26
Site Map 2018_06_27
Site Map 2018_06_28
Site Map 2018_06_29
Site Map 2018_06_30
Site Map 2018_07_01
Site Map 2018_07_02
Site Map 2018_07_03
Site Map 2018_07_04
Site Map 2018_07_05
Site Map 2018_07_06
Site Map 2018_07_07
Site Map 2018_07_08
Site Map 2018_07_09
Site Map 2018_07_10
Site Map 2018_07_11